Завещание монаха Корнилия - 20 Декабря 2011 - Б Л О Г - ДОБРЫЙ САЙТ


                                                                           

  Photo Flipbook Slideshow Maker  


ДОБРЫЙ  САЙТ 

МЕНЮ САЙТА
 
Наш опрос
Оцените мой сайт
Всего ответов: 758
 
ФОТОГРАФИИ
 
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
 
Главная » 2011 » Декабрь » 20 » Завещание монаха Корнилия
21:31:23
Завещание монаха Корнилия

Завещание монаха Корнилия

Дорожные проблемы

     В назначенное время рано утром народ постепенно собирался около подворья Коневского монастыря. Редкие прохожие спешили по своим неотложным делам, Петербург только-только просыпался. Утренний морозец и питерский промозглый ветерок постепенно делали свое дело. Кто-то старался поближе прибиться к основной группе паломников, кто-то использовал малейший выступ, чтобы укрыться и сохранить в одежде остатки тепла. Долго не могли открыть дверь на подворье, потом нас попросили помолиться – что-то случилось с автобусом. Народ смиренно стоял, молился.

     Через час, уже после отслуженного батюшкой молебна о путешествуюших, пришло известие, что обещанного автобуса на 50 человек не будет. А если и будет, то человек на двадцать. Народ стал постепенно расходиться. Я мог поехать только при наличии свободного места, поэтому можно было тоже распрощаться и уйти, но решил остаться и проводить тех, кто поедет. Когда началась воскресная литургия, прибыл автобус. Очень небольшой, с одной дверцей. Сквозь полупрозрачные окна было видно, как паломники по одному протискивались в узком проходе, рассаживались, тесня соседей.

     Около автобуса осталась небольшая группа людей. Оказалось, что кто-то уже бывал в Крыпецком монастыре, кто-то приблизительно знает расписание на Псков. Так и родилась идея ехать в обитель своим ходом.

* * *

     Удивительно иногда раскрываются люди. Доброе слово, участие, немного заботы – и незнакомый человек преображается, становится чуточку родным. Наверное, очень трудно всю смену продавать билеты, отвечать на бесконечные вопросы людей, которым непременно нужно куда-то уехать. И лучше сейчас, не задерживаясь. А если билета нет, то виноват, конечно, кассир. Когда нам помогли с билетами, захотелось хоть как-то отблагодарить: «Девушка, мы едем в монастырь. Напишите в записке свое имя и своих родных. Мы передадим, помолимся. Знаете как?» Словно невидимая стена отделила нас от вокзальной сутолоки. Ее лицо неуловимо изменилось, помолчала несколько мгновений, потом подняла глаза: «Знаю. Я иногда хожу в церковь».

     В Псков приехали, когда уже совсем стемнело. Впереди еще 25 километров до монастыря. Рейсовых автобусов нет, попутки туда ходят очень редко. Монастырь находится в стороне от основной трассы. Обратились к таксистам. Услышав предполагаемую цену, стали всерьез задумываться о том, чтобы переночевать на вокзале. Но через некоторое время решили снова подойти к таксистам. Сумма названа была уже поменьше. Прикинули свои скудные ресурсы, сложились и поехали.

«Стучите, да отворят вам»kornyly3.jpg (5869 bytes)

     Очень хотелось попасть хотя бы на елеопомазание. Поэтому, когда приехали в монастырь, сразу же направились к храму. Только и успел рассмотреть: строительные леса около храма, колокольня без крыши, несколько машин и больших автобусов, дорожка, выстланная еловыми ветками. Как ни старались, войти в храм не могли. Сквозь запотевшие окна была видна спрессованная масса людей, горящие свечи, слышались пение и возгласы священников. Однако постепенно по одному-два человека стали выходить на свежий воздух. Только тогда я смог протиснуться поближе к царским вратам, чтобы сфотографировать владыку Евсевия, архиепископа Псковского, и записать его проповедь:

     – Господь определил жить нам в это время. И дай Бог, чтобы предстоящее завтра – канонизация блаженного монаха Корнилия – коснулось бы нашего сердца и разума. Хотелось бы, чтобы мы осмыслили, с каким чувством, душой мы приступаем и участвуем в этом священнодействии. Достойны ли мы соприкоснуться с этой святыней? Видимо, достойны! По промыслу Божию Господь определил именно нам с вами быть участниками этого события, когда подвижник этой святой обители, этой земли становится в лике святых. Святая Церковь сравнивает святых со звездами на небе. Солнце – это Господь Бог, луна – наша Небесная Матерь, а звезды – это угодники Божии. И, если Господь благословит, завтра взойдет новая звезда на русском небосводе святости. Взойдет для того, чтобы усилить этот благодатный свет. Чтобы мы с вами не блуждали во тьме греха, а взирая на эти звезды, старались по мере своих сил и возможностей маленькими лучиками светить в этой земной жизни, неся свет Христовой веры!..

* * *

     Получив благословение от владыки и проводив его до машины, верующие стали прикладываться к мощам преподобных Саввы и Корнилия. Образовалась длинная молчаливая очередь. Кругом толстые колонны, на которые опираются тяжелые своды, стянутые железными штангами. Толстые стены, железные решетки, низкий сводчатый потолок. Так и кажется, что попал в век XV и что сейчас из-за ближайшей колонны сверкнет украшенный драгоценными камнями кокошник какой-нибудь боярыни, зашуршит тяжелая соболья с откидными рукавами шуба боярина, блеснет кольчуга воина. Утробный звериный рык вернул меня из моего «путешествия» в действительность. Не вынесла присутствия рядом со святыми угодниками нечистая сила. Гнул и корежил Благодатный Свет ее темную сущность. Кому-то попустил Господь нести этот тяжелый крест одержимости. Дай Бог, во спасение, а нам в назидание.

Игумен Дамаскин

     Около храма небольшая группа людей плотным кольцом окружила отца настоятеля. Благословлялись, просили совета, у кого-то стояли слезы в глазах. Отец Дамаскин никому не отказывал, выслушивал, зябко поеживаясь при этом, и почти постоянно тихонько покашливал. Позднее, разговаривая с монахами и трудниками, я узнал причину этой болезни.

     Монашескую жизнь отец Дамаскин начинал 26 лет назад в Псково-Печерском монастыре. Был келейником, ипподьяконом, регентом. Потом благословили служить на приходе. И было ему как-то видение Божией Матери. Она сказала: «Ты должен стать монахом-строителем и обязан восстановить Крыпецкий монастырь». Вскоре в 1990 году Иоанно-Богословский Крыпецкий монастырь передали Русской Православной Церкви. От прежней обители к тому времени остались только развалины собора и колокольни. Добирался сюда батюшка на «Урале», который тащил трактор. Монастырь со всех сторон окружен болотом, дороги не сохранилось, одна тропинка от станции Торошино. Все заросло. На территории обители лес, молодняк. Чудотворный источник чистили где лопатой, где экскаватором. Сделал отец Дамаскин мазанку недалеко от колокольни, так появилась в монастыре первая келья. В 1993 году на Рождество приехал отец Евсей, уступил батюшка ему свое жилье, а сам перешел в колокольню. Помещение там сырое, заплесневелое, по стенам грибок. Жил он там до 1996 года. Поэтому и подкашливает теперь. А раньше пел прекрасно. Теперь голос потерян.

Ночной разговор

     Ночевать нас определили в столярку. Освободили столы от пахучей древесной стружки, принесли с чердака ближнего дома старую верхнюю одежду, постелили, и получились неплохие лежанки. В соседней комнате потрескивала печка, распространяя живительное тепло. Заходили какие-то незнакомые нам люди, разговаривали о своих делах, что-то делали, снова выходили. Хотя это мы для них были незнакомыми, очередными паломниками. Они же здесь хозяева, люди, руками которых возрождается монастырь. Познакомились, завязался разговор. Собеседники мне попались, как потом оказалось, хлебнувшие лиха.

     Владимир Иванович Соболев останется, наверное, у меня в памяти как Иваныч. Жилистый, немного ершистый, с бородой, в которой давно уже поселилась седина.

     Александр Сергеевич Жернов помягче, да и внешне приземистее, основательнее. В разговоре то и дело сдерживал Иваныча. Служил когда-то коком на судне, ближе к старости потянуло к Богу. Разговор оказался не просто «за жизнь», а также поучительным для меня. Вот лишь малое из того, о чем поговорили в тот поздний вечер.

     – Четыре года назад здесь практически ничего не было. Ни мастерской, ни хлева, ни коровника, ни трапезной… Голое место и болото. Знаешь, когда впервые пришли в монастырь и увидели, сколько предстоит сделать, страшно стало. Потом воочию убедились в молитвенной помощи прп.Саввы, благодати Божией. Вот эту мастерскую мы начали в августе. Я никогда не думал, что в январе мы ее закончим. А сейчас мы сидим в тепле и под крышей. И все это нашими руками сделано.

     – Когда мы положили пятый венец братского корпуса, приходит сюда мужчина с сыном. Сын после армии стал слепнуть. Мужчине лет 45. Когда ему было двадцать, он потерял зрение. Искупался в нашем источнике, промыл глаза водой – и вылечился. С тех пор видит. И сын тоже исцелился. Вот тебе и чудеса в наше время! Через такую благодать, такие исцеления люди приходят к вере. Да, я сам (Владимир Иванович – И.В.) приехал сюда больной. По ногам невозможно было провести пальцем – сразу кровь. Тромбоз. Теперь могу по 20 часов в сутки ходить – не болит.

     – Этот храм простоял без ремонта 200 лет. А сейчас наши реставраторы его губят. Они не идут по старой технологии. Ты видел отверстия в стенах? Они были сделаны, чтобы не плесневели стены, была акустика, чистый воздух поступал в храм. Сейчас в эти отверстия заливают цемент, и получается бетон. Монолит. Саркофаг. Сырость постоянно. Попробуй стены эти в 1,5 метра просушить. Какой там резонанс. Облик той старины мы, может быть, вернем, но душа жить в цементе не сможет.

     – Вы знаете, некоторые становятся монахами, священниками, начинают гордиться, поучать всех и вся. Вчера с таким вместе цемент месили, а сегодня он надел подрясник, мимо пройдет – не поможет. А ведь прп. Савва и огурцы выращивал с помидорами, за коровами ухаживал. И у нас есть сейчас один такой – тоже Савва, только диакон. Несет послушание пасечника. Год назад была одна пчелиная семья, сейчас одиннадцать. Отец Савва все делает своими руками. Придет: «Иваныч, дай ножовочку, рубанок. Там надо подпилить, подстрогать».

     Привезли к нам однажды в монастырь новые станки. Я с ними месяц возился – не мог запустить и все. Прошу: Отец Дамаскин, надо освятить».

     – Хорошо.

     Иконки повесили, окропили, освятили. На следующий день все станки заработали. Вот какие священники нам нужны.

     Как о Серафиме Вырицком написано?ы Пришел один чекист его забирать, а батюшка ему сказал ласково что-то, руку погладил. И тот умиленный ушел, сказав напоследок: «Если бы все старцы были такие, то мы бы все были верующими».

Блаженный старецkornyly2.jpg (12326 bytes)

     Утром засел я в монастырской библиотеке. Воспоминания о старце Корнилии Василия Графова читать – полуюродивого крестьянина, большого почитателя старца. Записал их в 1943 году священник Алексей Ионов.

     Монах Корнилий родился в деревне Великое Село, что в восьми километрах от города Пскова. Мальчик Лука – таково было его мирское имя – был удивительным ребенком. Часто брал на себя чужие грехи. Проделки, проказы своих сверстников себе приписывал. Бывало, вытащат ребятишки в огороде у кого-нибудь буряки, а он кричит: «Это я, это я!» Ну, конечно, его и ругали, и наказывали.

     Был он пастухом и часто оставлял свое стадо на волю Божию, а сам уходил к церковной службе. И стадо его не разбегалось. «Сам Бог пас его коровушек», – говорил Василий Графов.

     В Крыпецкий монастырь Лука пришел в ранней молодости, где и был пострижен с именем Корнилий. Имел слабое здоровье, был подслеповат. Поэтому нес в основном послушание по сбору пожертвований на монастырь. Собирал обыкновенно больше всех, но и способы сбора у него были особенные. «Бывало, приедет на Талабские острова, – рассказывала односельчанка Корнилия Анна Федоровна, – сядет в какой-нибудь избе под иконой и начнет молиться – поминать усопших. Всех помянет. И откуда он знал имена? Ну, рыбаки и несут ему снетки в благодарность. Ему и ходить не надо…»

     Была в блаженном монахе Корнилии великая любовь к людям – всех называл «детушки мои». Любимым изречением батюшки были слова: «Другому пожелаешь – себе получишь». Как-то Василий Графов поставил на вид старцу, что будто он неграмотен. Отец Корнилий на это только ответил: «Что птицы говорят, то и я знаю!..»

     Имел он дар дерзновенной молитвы у Господа. Крестьянка Устиния из деревни Великое Село рассказывала, как излечил он слепую девочку. Взял он ее ручку и повел на озеро. Омыв глаза водою из озера, блаженный старец сказал: «Это святая вода». Наутро прозревшая отроковица отслужила молебен прп.Савве Крыпецкому и уже здоровой вернулась домой.

     Был старец также и прозорлив, предсказывал и предупреждал о смерти, богатстве и нищете, счастье и горе. Однажды предупредил братию монастыря об уничтожении монастырского имущества во время стихии. «Будет у вас несчастье: молнией разобьет монастырский погреб». Монахи на его слова только посмеялись. Но вскоре во время грозы ударом молнии погреб действительно был разбит, и стало не до смеха.

     Предсказал Корнилий день и час своей кончины, что тело его предадут земле не в день его отпевания и не по чину Православной Церкви. И положат головой на север. Действительно, гроб с телом старца после отпевания не сразу был предан земле, потому что отца настоятеля не было в то время в монастыре. Так его и не дождались, доверили похороны монастырским работникам, которые по небрежности или по наущению дьявольскому положили старца головою на север. Это событие блаженный старец связывал с грядущими бедствиями в России. «Похоронят меня – вся земля заплачет. А когда тело мое переложат как следует, так и окончатся бедствия России…»

* * *

     Умер блаженный монах Корнилий 28 декабря 1903 года, на третий день от Рождества Христова. И стали сбываться его пророчества. С этого времени начала плакать русская земля. Начались войны, ужасы, братоубийства. «Не будет у нас Царя! Сменят его…» – говорил старец. Так оно и вышло.

     В 1913 году крестьянин Василий Графов послал на имя обер-прокурора В.К.Саблера подробное жизнеописание блаженного монаха Корнилия с просьбой исполнить последнюю волю почившего: предать его тело правильному погребению, да не обрушатся на Россию бедствия, предсказанные монахом Корнилием. «И вот пришел от В.К.Саблера приказ – расследовать. Так монахи Крыпецкого монастыря быстро «расследовали», – иронически рассказывал Василий Графов, – отписали в Синод, что мы, дескать, ничего не знаем. На Поместном Соборе 1918 года архимандрит Спасо-Елеазаровой пустыни, что под Псковом, отец Симеон, сделал сообщение о блаженном монахе Корнилии Крыпецком и его завещании о грядущих событиях в России. «Если вы, епископы, не поверите этому, – взволнованно говорил архимандрит Симеон, – то кто же тогда поверит!?»

     И монахи Крыпецкого монастыря вспомнили о пророчестве блаженного старца Корнилия, говорившего: «Когда переложат меня – все успокоится». В один из дней игумен Нафанаил с братией отслужили великую панихиду и откопали могилу. Обнаружили, что гроб действительно положен неправильно. Переложили его, не открывая, но впотьмах снова перепутали. В тот же вечер нагрянули с допросом красноармейцы. Игумен Нафанаил ночью ушел в Спасо-Елеазарову пустынь и не вернулся.

     В 1943 году митрополит Сергий (Воскресенский), экзарх Латвийский и Эстонский, благословил положить старца правильно. Но обстоятельства военного времени помешали осуществиться этому намерению. Что было дальше рассказывает игумен Дамаскин...

kornyly1.jpg (6224 bytes)

     – Обитель передали нам в 1990 году. Собралось около 20 подвижников, не испугавшись голода, зимней стужи и отсутствия пристанища… Питались очень скудно. Горох, какая-нибудь крупа. Бывало, что и это заканчивалось. Трапезничали под открытым небом, в мороз ложки примерзали к губам. Теплой одежды и обуви не было. Много молились мы у мощей прп.Саввы Крыпецкого, молитвенно просили о помощи и старца Корнилия. Просили молитв и у современных старцев: о.Николая Гурьянова, арх.Иоанна (Крестьянкина), обращались не раз к схимонахине Антонии, почившей в 1998 году. Их молитвы и стали залогом возрождения обители из руин. Когда о монастыре чудесным образом узнали в Москве и других городах, пошла помощь.

* * *

     А с мощами блаженного старца Корнилия было так. Осенью 1996 года высокопреосвященный архиепископ Евсевий говорит: «Вот пишут, мощи Корнилия положили неправильно. Надо бы проверить, так как есть пророчество, что после исправления ошибки судьба России переменится к лучшему. Нужно поискать мощи». Отвечаю: «Благословите, Владыко».

     После мокрой осени все резко замерзло – зимой не будешь копать. И весна выдалась дождливой, а благословение надо исполнить. Но наконец стали копать. Трудились четыре человека. Двоих сразу же болезнь скрутила. Остались двое – оба Владимиры. Прошли 2,8 м на 1,5 м и вглубь 1,5 метра – но ничего не было видно. И вот однажды – этот день на всю жизнь запомнится – 22 июля 1997 года в небе появилась такая необычайно круглая радуга, какой я еще не видел, солнце играло как-то замечательно. Июль жаркий стоял. Долго не было дождя. И вдруг повеяло благоуханием. Я тогда сказал землекопам нашим: «Давайте сдвинемся немного вперед». Поскольку день клонился к закату, решено было продолжить работу завтра. Едва копнули в новом месте, показалась голова, желтенькая такая. Кости все были целыми и желтовато-коричневого цвета. На руках сохранились даже части плоти. Над самым телом располагался пенек с корнями, которые его прикрывали, а где лежала голова, там была тропинка.

     Выкопали мощи – недоумеваем: что делать дальше. Неожиданно хлынул ливень, все косточки омыл. Так Господь вразумил нас, что косточки надо поднимать, подсушивать. Подняли их, положили на белое полотенце. Как подсохли, в гробик, с колокольным звоном, с кадилом понесли в храм. И такое пошло обильное благоухание! А на дворе после дождя ярко засияло солнце, на востоке появилась двойная радуга. Обитель была в радуге. Все вокруг ликовало и радовалось – и люди, и природа!

kornyly4.jpg (16336 bytes)«Радуйся, Корнилие…»

     Верующие постепенно заполняют храм св.Иоанна Богослова. Ставят свечи, читают акафисты, прикладываются к мощам. Шаги гулко отдаются по каменным плитам, эхом переносятся они из свода в свод, из ниши в нишу и затихают где-то там, далеко в углах. Торжественно зазвучали колокола. Встречают владыку Евсевия! Началась Божественная литургия. «Восходит на русском небосводе святости новая звезда». Сильные, мужские голоса стройно поют: «Ублажаем тя, преподобне отче наш Корнилие, и чтим святую память твою, наставниче монахов и собеседниче ангелов».

     Подхваченная сильными руками монахов рака с мощами преподобного монаха Корнилия плавно покачивалась над огромной массой людей. Крестный ход вокруг храма. Казалось, сам батюшка осматривал свою любимую обитель.

     И вдруг теплый совсем не зимний дождик окропил наши головы. И слышалось в шелесте дождя: «Детушки мои…»

И.ВЯЗОВСКИЙ



Просмотров: 433 | Добавил: jnp | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Block title
Block title
«  Декабрь 2011  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
262728293031
Поиск
Форма входа

ПСАЛТИРЬ ПОСЛУШАТЬ 20 КАФИЗМ
Copyright MyCorp © 2016
Locations of visitors to this page