О ночном бодрствовании - 2 Апреля 2012 - Б Л О Г - ДОБРЫЙ САЙТ


                                                                           

  Photo Flipbook Slideshow Maker  


ДОБРЫЙ  САЙТ 

МЕНЮ САЙТА
 
Наш опрос
Оцените мой сайт
Всего ответов: 758
 
ФОТОГРАФИИ
 
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
 
Главная » 2012 » Апрель » 2 » О ночном бодрствовании
17:02:16
О ночном бодрствовании
О ночном бодрствовании

Преподобный Серафим Саровский

 


 
В последней из молитв, читаемых священником в начале вечерни, из так называемых светильничьих, Святая Церковь просит Бога даровать нам, чтобы мы "и на ложах наших умиляющеся, поминали и в нощи имя Его". Из этого, как видите, открывается для нас то, что мы должны не всю ночь предаваться сну, но часть ночи бодрствовать и молиться Богу. Но почему же это именно так? Почему и часть ночи должна быть нами посвящаема Богу? Почему и ночью молиться должны мы? Во-первых, потому что Господь возлюбил ночное время и Сам поучает нас ночной молитве. Ночью Он родился, в ночное время любил уединяться для молитвенных бесед с Богом Отцом Своим, когда было еще темно (Ин. 20,1), последовало и преславное Его Воскресение. И, наконец, Сам же Он говорит: Что вы спите? встаньте и молитесь, чтобы не впасть в искушение (Лк. 22,46). Во-вторых, часть ночи мы должны посвящать Богу потому, что так поступать учат нас святые отцы. Свт. Иоанн Златоуст говорит: "Не для того дана нам ночь, чтобы мы только спали... но должно разделить ее на две части: одну на дело, а другую на покой... И вы вставайте ночью и прежде всех дел сотворите Богу молитву, чтобы Он милость Свою подал вам" (из Пролога на 12 апреля). И прп. Ефрем Сирин учит: "Не почитай для себя приобретением сон и телесное упокоение; приобретение же и упокоение для человека – непрестанно принуждать себя к делу Господню. Итак, будем принуждать себя, возлюбленные, чтобы Господь, придя, нашел нас бодрствующими и сподобил блаженства Своего, ибо Сам Он сказал: Блаженны рабы те, которых господин, придя, найдет бодрствующими (Лк. 12,37). В-третьих, должны мы предаваться ночному бодрствованию и молитве потому, что они могут низвести на нас великие милости Божии. Так бодрствовал Самуил, неоднократно званный, ни однажды не обленился он встать, хотя был еще отроком, и за это удостоился беседы с Богом, соделался исполнителем воли Его и великим пророком. Утруждался Давид: Утрудихся воздыханием моим, измыю на всяку нощь ложе мое, слезами моими постелю мою омочу (Пс. 6,7). И вследствие сего услышал Господь глас плача его, услышал моление его и молитву его приял (см: Пс. 6,9-10). Наконец, не спали в ночь Рождества Христова пастухи, которые содержали ночную стражу у стада своего... И сказал им Ангел: не бойтесь, я возвещаю вам великую радость, которая будет всем людям: ибо ныне родился вам в городе Давидовом Спаситель, Который есть Христос Господь (Лк. 2,8-11). В заключение скажем, что бодрствовать и молиться в ночное время мы должны и в подражание святым, которые в этом случае представляют иногда примеры поразительные. Вот что, например, говорится о блаженном Серафиме Саровском. "Во всю жизнь свою он не переставал во всем покорять плоть свою духу и особенно подвизался против сна. Несмотря на преклонные лета и слабые силы, он спал иногда в сенях, а иногда в келии в таком положении: он сидел, прислонившись спиной к стене и протянувши ноги; иногда преклонял свою голову на камень или на деревянный обрубок, а то просто повергался на мешках с сухарями или кирпичах и поленьях, которые находились в его келий. Приближаясь же к последним минутам своего отшествия в вечность, он так усугубил подвиг свой против сна, что нельзя было без удивления и ужаса смотреть на подвижника: он становился на колени и спал ничком к полу, на локтях, поддерживая голову руками. Кровати же всю жизнь не имел. Время же, которое оставалось от занятий с приходящими, он проводил в молитве, и уже не столько за себя, а более за всех живых и умерших христиан". Итак, по примеру Самого Господа и по учению Его, а также по учению святых отцов и вследствие того, что ночные бодрствование и молитва низводят на человека великие милости Божии, и, наконец, по примеру угодников Божиих мы и сами должны поминать Господа на постели нашей (см.: Пс. 62,7) и на ночном ложе искать Его (см.: Песн. 3,1). Будем же поминать и будем искать Его. Пусть и в ночи сердце и ум наш бодрствуют и внимают тому, как сладкий глас Господа, зовущий к беседе с Ним, стучится в двери душ наших (см.: Песн. 5,2). Аминь. Простецам о молитве Как прежде апостолы говорили Господу: Научи нас молиться (Лк. 11,1), так и ныне многие из простецов вопрошают, как им молиться, какие молитвы читать. Они так говорят о себе: "Мы люди рабочие, больших церковных молитв читать не можем, потому что летом от зари до зари в поле, осенью – на гумне, а зимой – в извозе или на другой какой работе. Что же нам делать?" Что ответить таковым? И как разрешить недоумения их? Вот что решили мы сделать. Так как у блаженного Серафима Саровского мы нашли прекрасное решение упомянутых вопросов, так часто задаваемых простецами, то последних с их вопросами к святому старцу и отсылаем. Он лучше нас скажет им о том, как им молиться и какие молитвы читать. Слушайте же, простецы, что скажет вам святой подвижник Саровский. Вот что говорит он. "Восставше от сна, всякий должен оградить себя крестным знамением и, ставши на избранном месте, читать ту спасительную молитву, которую передал Сам Господь, то есть Отче наш до конца, трижды; потом трижды Богородице Дево, радуйся до конца и, наконец, единожды, Символ веры. Совершив это утреннее правило, всякий христианин пусть отходит на свое дело и, занимаясь дома или находясь в пути, должен читать тихо, про себя Господи Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй мя грешного. А если окружают его люди, тогда он, занимаясь делом, пусть только умом говорит: Господи, помилуй, и это продолжать до самого обеда. Перед обедом же совершает вышесказанное утреннее правило. После обеда, исполняя свое дело, всякий должен читать также тихо: Пресвятая Богородице, спаси мя грешного, и это продолжать до самой ночи. Когда же случится проводить время в уединении, тогда нужно читать: Господи Иисусе Христе, Богородицею помилуй мя грешного (или грешную), а ложась спать на ночь, всякий христианин должен повторить утреннее правило и после этого с крестным знамением пусть засыпает. Если христианин будет держаться этого малого правила, как спасительного якоря среди волн мирской суеты, со смирением исполняя его, то может достигнуть меры христианского совершенства и любви Божественной, потому что эти три молитвы суть основание христианства: первая, как слово Самого Господа и которую Он поставил в образец всех молитв; вторая принесена с Неба Архангелом в приветствие Пресвятой Деве, Матери Господа; третья же заключает в себе все догматы христианской веры". Вот вам, простецы, ответы на вопросы ваши, как вам молиться и какие молитвы читать. Из вышеприведенных слов блаженного старца вы, конечно, убедиться должны в том, что по вашему положению никаких продолжительных или неудобопонятных для вас молитв от вас не требуется, а предлагается вам читать лишь молитвы краткие, но вместе с тем важнейшие из всех молитв, и молитвы самые поучительные также из всех и умилительные, а вместе и утешительные. В самом деле, что может быть поучительнее, например, молитвы Господней? В немногих словах в ней изложены все прошения, с которыми христианин может и должен обращаться к своему Небесному Отцу. Молитва Господи, помилуй должна быть самой умилительной для ищущего помилования грешника. А молитва Богородице Дево, радуйся должна быть и самой утешительной для нас, как весть с Неба о рождении Бога и Спаса нашего Иисуса Христа. Ввиду всего этого довольно будет с вас и того, если вы будете молиться, как указал вам старец, и читать только молитвы, предложенные им. Кратки они и немного их, но и они, как вы слышали, могут довести вас до меры христианского совершенства и любви Божественной, чего достигнуть и да сподобит всех вас Господь по неизреченному милосердию Своему. Аминь. Тем, которые не причащаются Святых Христовых Тайн потому, что считают себя недостойными. Есть люди, которые не причащаются Святых Тайн потому, что считают себя недостойными. Как смотреть на это? По нашему мнению, нужно смотреть так: когда люди осознают свое недостоинство, это хорошо; если они, при сознании своего недостоинства, не причащаются еще и потому, что приступать к Причащению им не позволяет отец духовный, это также хорошо. Но если такие люди отлучают себя от Святого Причащения самовольно, то последнего одобрить нельзя, потому что как бы кто ни рассуждал, а без Причащения Святых Тайн человек не спасется. Сам Господь сказал: Если не будете есть Плоти Сына Человеческого и пить Крови Его, то не будете иметь в себе жизни (Ин. 6,53). Да, не причащающихся Святых Тайн самовольно одобрить нельзя, и на это мы представим и еще доказательство. Один из учеников блаженного старца Серафима Саровского передает о себе следующее. "Я, – говорит он, – по благословению отца Серафима, приобщался Пречистых Тайн во все двунадесятые праздники. Накануне этого должен был вкушать только однажды, и то с воздержанием, в прочие же дни я употреблял пищу дважды в день, вместе с братией. Однажды накануне двунадесятого праздника, после ранней обедни, я напился чаю и съел просфору; когда все пошли к трапезе, и я пошел туда же и там вкусил пищу. После же вечерни зашел ко мне один гость и я, угощая его братскою пищей, еще вкусил с ним вместе. После этого мне вдруг припомнилось, что настоящий день был накануне двунадесятого праздника и что я должен причащаться Святых Христовых Тайн, а потому и вкушать пищу должен только один раз в день. Тут я начал падать духом и чем более думал, тем более отчаивался. Тьма ужасающих мыслей одна за другой теснились в голове моей... Мне представлялось, что если я дерзну приступить к Священной Трапезе, то Господь поразит меня смертью. Однако, несмотря на эту мысленную борьбу, я всячески старался преодолевать ее, чтобы не лишить себя Святыни, и, готовясь, прочитал правило, потом исповедался. Но хотя отец духовный и разрешил меня сказав, чтобы я приступил к Святым Тайнам без всякого смущения, ибо заслуги Господа нашего Иисуса Христа разрешают все грехи наши, однако я не успокоился духом. Враг не хотел оставить видимую добычу и всячески старался удалить мою душу от соединения со Сладчайшим Иисусом. На другой день во время Литургии он напал на меня с теми же убийственными мыслями и в гораздо сильнейшей степени. А когда я надел, по благословению служащего иерея, стихарь, в котором обыкновенно причащался Святых Тайн, мои мучения дошли до крайности. Вместо упования на заслуги Христа Спасителя, покрывающие все согрешения, мне представилось, что по суду Божию за мое недостоинство и презрение заповеди старческой я буду или сожжен огнем, или живой поглощен землею на виду у всех предстоящих в храме, как только приступлю к Святой Чаше. Уже я весь горел адским огнем и видимо погибал в отчаянии, но в этот самый миг какое-то неизъяснимое влечение позвало меня в священный алтарь, и я без всякого рассуждения последовал туда, как бы на призыв моего Ангела хранителя, по молитвам отца Серафима. Это была та самая минута, когда старец только что приобщился Святых Тайн, а служащий иерей готовился отверзать Царские врата. Я взглянул на отца Серафима и увидел, что он сделал мне знак рукою. Со страхом и благоговением обошел я священный престол и пал в ноги отцу Серафиму. Старец поднял меня, облобызал и сказал: "Если бы мы океан наполнили нашими слезами, то и тогда не могли бы удовлетворить Господа за то, что Он изливает на нас туне, питая нас Пречистою Своею Плотию и Кровию, которые нас омывают, очищают, оживотворяют и воскрешают. Итак, приступи без сомнения и не смущайся; только веруй, что это есть истинные Тело и Кровь Господа нашего Иисуса Христа, которые даются во исцеление всех наших грехов". Я снова пал в ноги старцу, облобызал его руки и вышел из алтаря в восторге и ужасе от неизреченной милости Господней, показавшей мне в отце Серафиме такой дар прозорливости и духа премудрости. И по молитвам его, я сподобился в этот раз приобщиться Пречистых Тайн в такой радости и восторге и с такой верою и любовью, с какими я, по мнению моему, никогда не приобщался. Итак, тех, которые самовольно отлучают себя от Причащения Святых Тайн, считая себя недостойными принять их, подлинно, одобрить нельзя, ибо враг нашего спасения внушает часто таким людям удаляться от Причащения, как и испытал это на себе вышеупомянутый ученик старца. "Враг, – говорит он, – всячески старался удалить мою душу от соединения со Сладчайшим Иисусом... Враг напал на меня с теми же убийственными мыслями на другой день". В пользу того, что самовольного удаления от Причащения Святых Тайн одобрить нельзя, говорит и здравое рассуждение. Люди не причащаются потому, что считают себя недостойными Причащения. А кто им сказал, что они будут когда-нибудь достойны его? Если же сами когда-либо скажут, что они достойны, то этим проявят только свою гордость и тяжко согрешат, ибо перед Причащением не достоинство свое должно восхвалять, а сознавать недостоинство свое и греховность. Верую, Господи, и исповедую, яко Ты еси воистинну Христос, Сын Бога живаго, пришедый в мир грешныя спасти, от нихже первый есмь аз. Так должен говорить приступающий к Причащению, то есть заявлять, что он первый из грешников, а не восхвалять себя, подобно фарисею, и не кичиться своими мнимыми достоинствами и заслугами пред Богом. Поэтому, самовольно удаляющие себя от принятия Святых Тайн, по сознанию своего недостоинства, впредь без воли отца вашего духовного от Причащения себя не удаляйте. Не велит он причащаться до времени, тогда не причащайтесь, а если велит и благословляет, то смело приступайте к Престолу благодати, помня, что Кровь Иисуса Христа, Сына Божия, очищает нас от всякого греха (1 Ин. 1,7). Аминь. Правда ли, что в будущей жизни праведники будут наслаждаться радостью неизъяснимой и блаженством неизреченным И слово Божие, и святые отцы учат нас веровать в то, что праведников в Будущей Жизни ожидают радости неизъяснимые, блаженство неизреченное. Слово Божие говорит: Не видел того глаз, не слышало ухо, и не приходило то на сердце человеку, что приготовил Бог любящим Его (1 Кор. 2,9). Святитель Иоанн Златоуст глаголет: "Там все мир, радость, веселие, сладость... все день, все свет, всегдашнее вожделение блага". Преподобный же Ефрем Сирин прибавляет к сему: "Там единственное, вожделенное, всегдашнее радование, вечное веселие, невечерний свет, незаходящее солнце... Там глас празднующих... там несравненная радость, о которой устам человеческим и сказать невозможно. Там нет ни печали, ни воздыхания, но всякий по данной ему благодати, в своей мере веселится внутренне". Так учат нас и слово Божие, и святые Отцы о радости неизъяснимой и блаженстве неизреченном, ожидающих праведников в Будущей Жизни. Так ли это на самом деле? Преподобный отец наш Серафим Саровский так некогда говорил одному из своих учеников: "Однажды я усладился словом Господа моего Иисуса Христа, где Он говорит: В доме Отца Моего обителей много (Ин. 14,2), то есть для тех, вторые служат Ему и прославляют Его святое имя. На этих словах Христа Спасителя я остановился и возжелал видеть эти Небесные обители и молил Господа, чтобы Он показал мне их, и Господь не лишил меня Своей милости. Он исполнил мое желание и прошение: вот, я восхищен был в эти обители, только не знаю – с телом или кроме тела. Бог весть, это непостижимо. А о той радости и сладости небесной, которую я вкушал там, сказать тебе невозможно". И с этими словами отец Серафим замолчал. В это время он склонился несколько вперед, голова его с закрытыми очами поникла долу и простертою дланью правой руки он одинаково тихо водил против сердца. Лицо его постепенно изменялось и издавало чудный свет и наконец до того просветилось, что невозможно было смотреть на него; на устах же и во всем выражении его были такая радость и восторг небесный, что поистине можно было назвать его в это время земным Ангелом и Небесным человеком. Во все время таинственного своего молчания он как будто что-то созерцал с умилением и слушал что-то с изумлением. Но чем именно восхищалась и наслаждалась душа праведника, знает один Бог. После довольно продолжительного молчания, вздохнув от глубины души, преподобный Серафим еще сказал своему ученику: "Ах, если бы ты знал, какая радость, какая сладость ожидает душу праведного на небеси, то ты решился бы во временной жизни переносить всякие скорби, гонения и клевету с благодарением... Там нет ни болезни ни печали, ни воздыхания, там радость и сладость неизглаголанные, там праведники просветятся как солнце. Но если такой небесной славы и радости не мог изъяснить и сам апостол Павел, то какой же другой язык человеческий может изъяснить красоту горнего селения, в котором водворяются праведных души?". Значит, правда, что и на самом деле так – есть то, о чем говорят и слово Божие, и святые отцы, есть радость неизъяснимая и блаженство неизреченное, ожидающие праведников в Будущей Жизни. Значит, правду сказал Господь Своим ученикам: Печаль ваша в радость будет (Ин. 16,20). Я увижу вас опять, и возрадуется сердце ваше, и радости вашей никто не отнимет у вас (Ин. 16,22). Значит, правда и то, на что указал тайновидец апостол Иоанн: И рабы Его будут служить Ему... и будут царствовать во веки веков (Откр. 22,3-5). По обетованию Самого Господа: Побеждающему дам сесть со Мною на престоле Моем (Откр. 3,21). Что же прибавить ко всему сказанному? Прибавим немногое: от всей души желаем вам, чтобы вы, чаще представляя себе радости неизъяснимые и блаженство неизреченное, которые Господь уготовал любящим Его, и сами бы всем сердцем и всею душою стремились к достижению этих благ; чтобы вы помнили, что наше же жительство – на небесах, откуда мы ожидаем и Спасителя (Флп. 3,20). И наконец, чтобы, помня это, живя на земле телом, в то же время жили на Небе духом. Аминь. О том, как должно вести себя в храме Так как не все ведут себя в церкви благочинно и некоторые стоят в ней не молясь и не внимая поемому и читаемому, другие смеются в церкви и разговаривают, а иные даже иногда своими словами и поведением отвлекают других от богомыслия и молитвы, подражая диаволу-искусителю, то вследствие сего мы сочли своим нравственным долгом как таковым людям, так и всем вообще предложить поучение одного из святых угодников Божиих и Святой Церкви о том, как должно христианам вести себя в храме и как относиться к богослужению церковному. Что же скажут нам об этом угодник Божий и Святая Церковь? Преподобный Серафим Саровский поучает: "Много есть таких, которые говорят: "Мы были у обедни, или у заутрени, или у вечерни", – и льстят себя надеждою, что они действительно были, а в самом-то деле где скитался тогда ум их? Они телом только были в храме Божием. Должно же христианам наиболее внимать себе и стараться помнить, что перед нами Господь Сердцеведец и что мы стоим в храме, по слову пророка: Всегда видел я перед собою Господа, ибо Он одесную меня; не поколеблюсь (Пс. 15,8). Кто памятует, что нужно работать Господеви со страхом и радоватися Ему с трепетом, тот внимает всему, что поется или читается во время службы, особенно же тому, что читается из Священного Евангелия, которое есть пластырь на всякий струп греховный". Так учит о том, как должно вести себя в церкви, преподобный Серафим Саровский. Послушаем теперь, что скажет нам о том же Святая Церковь. В одном из церковных поучений Пролога говорится: "Дети и братие возлюбленные, когда придете в церковь, с великим страхом и благоговением внимайте тому, что поется во время Божественной литургии, и не разговаривайте о житейском в церкви Божией. И пред земным царем надо предстоять со страхом, чтобы не навлечь гнев его, и при земном царе бояться взглянуть друг на друга, чтобы не подвергнуться за это наказанию. Насколько же больше должно заботиться, чтобы, предстоя пред Богом в церкви, не только не разговаривать друг с другом, но и постоянно иметь ум углубленным в пение и молитву? Не нарушайте служения церковного разговором, смехом, дремотою, но слушайте и внимайте, как поется: Всякое ныне житейское отложим попечение... яко да Царя всех подымем (Литургия, Херувимская песнь). И те из вас, которые хотят получить спасение, должны особенно заботиться о чистоте душевной в час молитвы, а не прельщаться кознями диавольскими и не пускаться в пустословие" (из Пролога на 6 июня). Как видите, и угодник Божий, и Святая Церковь учат нас, чтобы мы в храме Божием наиболее были внимательны к самим себе, помнили, что перед нами Господь Сердцеведец, стояли со страхом, усердно слушали, что поется и читается во время служб, не нарушали служения церковного разговором, смехом, дремотою, не пускались в пустословие, не прельщались кознями диавольскими и заботились о чистоте душевной в час молитвы. К чему обязывает нас это учение? Конечно, к тому, чтобы мы следовали ему и вели себя в церкви так, как оно повелевает. И так и должно быть, непременно, ибо в противном случае пребывание наше в храме станет неугодным Богу и, следовательно, для нас бесполезным. Слушайте, что говорит Господь о тех, которые ходят в храм не для храма: Приближаются ко Мне люди сии устами своими, и чтут Меня языком, сердце же их далеко отстоит от Меня; но тщетно чтут Меня (Мф. 15,8-9). Из этого ясно, что и молитва таких людей неугодна Богу, и хождение их в храм пользы им не приносит. Чтобы нам избежать сего, будем следовать относительно поведения в храме учению и угодника Божия, и Святой Церкви. Каким образом? Будем входить в храм с благоговением, отложив за порогом его всякое житейское попечение, будем стоять в нем со страхом, как и должно стоять пред лицом Царя Небесного, и будем, наконец, молиться так, как прилично молиться кающимся грешникам. Тогда уже несомненно, что и молитва наша станет угодною Богу, и хождение наше в храм Божий принесет нам великую пользу. Аминь. Господь является любящим Его Одна из величайших милостей, возвещенных Господом любящим Его, есть та, что Он обещает прийти к ним и обитель у них сотворить, возлюбить их и явиться им Сам. Он говорит: Кто любит Меня, тот соблюдет слово Мое; и Отец Мой возлюбит его, и Мы придем к нему, и обитель у него сотворим (Ин. 14,23). Кто любит Меня, тот возлюблен будет Отцом Моим; и Я возлюблю его и явлюсь ему Сам (Ин. 14,21). Милость действительно величайшая. Но как понимать ее? В житии преподобного Серафима Саровского пишется следующее. Однажды, когда он был иеродиаконом, случилось ему служить во Святой Великий Четверток. Началась Божественная литургия, в два часа пополудни, вечернею. После малого входа и паремий Серафим возгласил в Царских вратах: "Господи, спаси благочестивыя и услыши ны!" Но едва, обратясь к народу, навел на предстоящих орарем и сказал: "И во веки веков", как озарил его луч паче солнечного света. Взглянув на это сияние, увидел он Господа Иисуса Христа в образе Сына Человеческого, во славе и неизменным светом сияющего, окруженного Небесными силами: Ангелами, Архангелами, Херувимами и Серафимами, как бы роем пчелиным, – и от западных церковных врат грядущего на воздухе. Приблизясь, таким образом, к амвону и воздвигши пречистые Свои руки. Господь благословил служащих и предстоящих; после этого, вступив в святой местный образ Свой, что по правую сторону Царских врат, преобразился, окружаемый Ангельскими ликами, сиявшими неизреченным светом на всю церковь. Он же, сретая тогда Господа Иисуса Христа на воздухе, удостоился от Него особенного благословения. Отец Серафим тщательно старался сохранить сию тайну в глубине души своей, но могла ли она укрыться от взоров всех бывших тут в храме? Он тогда же изменился видом, и все могли заметить и ясно уразумели, что с ним Господне посещение, ибо он не мог ни сойти с места, ни проговорить ни одного слова. Подошли два иеродиакона, взяли его под руки, ввели в алтарь и оставили в стороне. Стоя часа три, он часто изменялся в лице, которое то белело как снег, то покрывалось румянцем, и от полноты утешений Божественной благодати долго не мог он проговорить ни слова. Из сего события в жизни преподобного Серафима ясным становится, что величайшую милость, о которой говорили мы выше и которую Господь обещал любящим Его, нужно понимать так, что Он подлинно являлся им и обитель у них творил. И пример Серафима – не единственный. Все мы знаем, что Господь после Своего Воскресения являлся Марии Магдалине, женам-мироносицам, апостолам и, наконец, более нежели пятистам братий в одно время (1 Кор. 15,6). Известно, что первомученик Стефан перед своей страдальческой кончиной, воззрев на небо, увидел славу Божию и Иисуса, стоящего одесную Бога (Деян. 7,55). Господь являлся великомученице Екатерине на вопрос ее: "Где Ты был. Господи, что не явился утешить меня?". Он отвечал: "Я был здесь, твоем сердце". Но и кроме этих примеров, в житиях святых можно найти случаи явлений Господа любящим Его. И ясно, значит, что не в духовном только, но и в прямом, действительном смысле можно понимать слова Господни: Придем и обитель у него сотворим... И Я возлюблю его и явлюсь ему Сам. Как видите, на самом деле Господь являлся любящим Его и обитель в сердцах их Себе сотворял. К чему все это должно вести нас? Конечно, к тому, чтобы мы, чаще представляя себе любовь Божию к любящим Его, и сами старались, подобно им, стремиться всем сердцем к нашему Господу, соединяться с Ним через пламенную любовь к Нему и через нее же принимать Его в жилище своего сердца, чтобы мы любили Его не словом и языком, а делом и истиною: слушали слово Его, исполняли Его заповеди, подражали примеру Его и соединялись с Ним через святую праведную жизнь. И если бы мы на самом деле поступали так, если бы всегда заботились об умножении и охранении в сердцах наших любви ко Господу, тогда, поверьте, и мы если не телесными, то духовными очами узрели бы Господа, уготовили бы сердце свое в жилище Ему, приобрели бы и с Его стороны милость и любовь к себе, тогда и к нам бы могли отнестись слова Его: Вселюсь в них и буду ходить в них; и буду их Богом, и они будут Моим народом (2 Кор. 6,16). Аминь.


Просмотров: 450 | Добавил: jnp | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Block title
Block title
«  Апрель 2012  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
30
Поиск
Форма входа

ПСАЛТИРЬ ПОСЛУШАТЬ 20 КАФИЗМ
Copyright MyCorp © 2016
Locations of visitors to this page